ШКОЛА ПРАВА ИМЕНИ СВЯТОГО РАВНОАПОСТОЛЬНОГО ВЛАДИМИРА

Титул / Святые ходатаи и наставники / Святой равноапостольный князь Владимир

 

Житие святого равноапостольного князя Владимира

 

 

 

 

 

 

Тропа́рь:

Ѹ҆подо́билсѧ є҆сѝ кꙋпцꙋ̀, и҆́щꙋщемꙋ до́брагѡ би́сера, славнодержа́вный влади́мӏ̈ре, на высотѣ̀ стола̀ сѣдѧ̀ ма́тере градѡ́въ, бг҃оспаса́емагѡ кӏ́ева: и҆спытꙋ́ѧ же и҆ посыла́ѧ къ ца́рскомꙋ гра́дꙋ ѹ҆вѣ́дѣти правосла́внꙋю вѣ́рꙋ, и҆ ѡ҆брѣ́лъ є҆сѝ безцѣ́нный би́серъ хрⷭ҇та̀, и҆збра́вшаго тѧ̀ ꙗ҆́кѡ втора́го па́ѵла, и҆ ѿтрѧ́сшаго слѣпотꙋ̀ во свѧтѣ́й кꙋпѣ́ли дꙋше́внꙋю, вкꙋ́пѣ и҆ тѣле́снꙋю: тѣ́мже пра́зднꙋемъ твоѐ ѹ҆спе́нӏ̈е лю́дӏ̈е твоѝ сꙋ́ще. молѝ спасти́сѧ держа́вы твоеѧ̀ рѡссӏ́йскӏ̈ѧ нача́льникѡмъ и҆ мно́жествꙋ владо́мыхъ.

Тропарь

Уподо́бился купцу́, и́щущему до́брого би́сера, славнодержа́вный Влади́мире, на высоте́ престола́ сидя́ ма́тери городо́в, богоспаса́емаго Ки́ева. Испытывая же и посыла́я к Ца́рскому гра́ду увидеть православную веру, обре́л бесце́нный би́сер – Христа́, избра́вшего тебя, как второго Па́вла, и оттря́сшего слепоту́ во святой купе́ли, душе́вную вместе и теле́сную. Те́м же пра́зднуем твое́ успе́ние, лю́ди твои́ суть, моли́ спасти́сь державы твоей Росси́йской нача́льникам и мно́жеству подданных.

Конда́къ:

Подо́бствовавъ вели́комꙋ а҆пⷭ҇лꙋ па́ѵлꙋ въ сѣди́нахъ, всесла́вне влади́мӏ̈ре, всѧ̑ ꙗ҆́кѡ младе́нчєскаѧ мꙋдрова̑нӏ̈ѧ, ꙗ҆̀же ѡ҆ ӏ҆́дѡлѣхъ тща̑нӏ̈ѧ ѡ҆ста́вль, ꙗ҆́кѡ мꙋ́жъ соверше́нный, ѹ҆краси́лсѧ є҆сѝ бжⷭ҇твеннагѡ креще́нӏ̈ѧ багрѧни́цею: и҆ ны́нѣ сп҃сꙋ хрⷭ҇тꙋ̀ въ весе́лӏ̈и предстоѧ̀, молѝ спасти́сѧ держа́вы рѡссӏ́йскӏ̈ѧ нача́льникѡмъ, и҆ мно́жествꙋ владо́мыхъ.

Кондак

Уподобившись вели́кому апо́столу Па́влу, в седи́нах, всесла́вне Влади́мире, всё, как младе́нческие мудрствова́ния, надежды на и́долов оста́вил. Я́ко муж соверше́нный, украси́лся Боже́ственного Креще́ния багряни́цей, и ны́не, Спа́су Христу́ в весе́лии предстоя́, моли́ спасти́сь держа́вы Росси́йской нача́льникам и мно́жеству подданных.

Влича́нӏ̈е:

Велича́емъ тѧ̀, ст҃ы́й равноапⷭ҇льный кнѧ́же влади́мӏ̈ре, и҆ чте́мъ ст҃ꙋ́ю па́мѧть твою̀, ӏ҆́дѡлы попра́вшаго, и҆ всю̀ рѡссӏ́йскꙋю зе́млю ст҃ы́мъ креще́нӏ̈емъ просвѣти́вшаго.

Величание

Велича́ем Тебя, святой равноапо́стольный кня́же Влади́мире, и чтим святу́ю па́мять твою́, и́долов попра́вшего и всю Росси́йскую зе́млю святы́м Креще́нием просвети́вшего.

 

Имя святого равноапостольного князя Владимира носит Школа права, учрежденная для наставления в правде и законе православного народа. И не случайно, так как только Святой Бог и Его святые открывают миру правду и порядок Божий, Его закон, суд и милость. Делают это в правде своих уст и жизни, наполненных Словом Божиим. Одним из таковых был святой равноапостольный князь Владимир, обратившийся из язычников, принявший Святое Крещение сам, крещавший свою семью и, как настоящий отец своего народа, - всю Русь.

«Почему родился Он от жены, был распят на дереве и крестился водою?», - спрашивает о Христе у православного философа князь Владимир, по рассказу Нестора Летописца в «Повести временных лет». А тот ему и отвечает: «Того ради, что вначале род человеческий женою согрешил: дьявол прельстил Адама Евою, и лишился тот рая; так и Бог отомстил дьяволу: через жену была первоначальная победа дьявола, из-за жены первоначально был изгнан Адам из рая; так же через жену воплотился Бог и повелел войти в рай верным. А на древе он был распят потому, что от древа вкусил <Адам> и лишился рая; Бог же на древе принял страдания, чтобы древом был побежден дьявол, и древом праведным спасутся праведные. А обновление водою совершилось потому, что при Ное, когда умножились грехи у людей, навел Бог потоп на землю и потопил людей водою; потому-то и сказал Бог: «Как водою погубил я людей за грехи их, так и теперь вновь водою очищу от грехов людей, — водою обновления»; ибо и евреи в море очистились от египетского злого нрава, ибо первой была сотворена вода; сказано ведь: Дух Божий носился поверх вод, потому и ныне крестятся водою и Духом» [i].

В этом разговоре и со страниц Святого Писания нам открывается картина сотворения и спасения человека Христом и Богом. Видим рождение Святой Церкви с первым вдыханием Бога жизни в первого Адама, затем – Спасение в Первенце Сыне Божием Христе всякого человека в жизнь сего века, а верных – в жизнь вечную и века будущего. Видим, как уничеженно разбредаются по земле строители Вавилонской башни, теряют в гордости истинное познание Бога, но не могут ничем восполнить пустоту Его отсутствия в своей жизни, и ищут… то Бога, то Его заменители, идолов. Таковыми были в те времена славяне и иные обитатели территорий будущей Руси Православной. И никого из них не оставил Господь. Его Слово вещало Истину устами сотворенной Им природы, верных Его пророков и благовестников.

Первым после Рождества Христова и Его Крестного служения с проповедью Евангелия у славянских племен был Апостол Андрей Первозванный. Он прошел от Крыма до Новгорода, проповедовал в Причерноморье, на Кавказе, рядом с Арменией, принявшей веру через апостола Фаддея, побывал в варягах. На Киевских горах, благословив их, поставил крест и пророчески сказал своим ученикам: «Видите ли горы эти? Так на этих горах воссияет благодать Божия, будет город великий, и воздвигнет Бог много церквей» [ii]. С тех пор доныне по Апостольскому слову сияет благодать Божия на Святой Руси Православной, из сердец святых и верных Христу и Богу, на её Киевских горах, в её огромных очерченных перстом Божьим границах, от Черного теплого моря до Северного Ледовитого океана и от Балтики до океана Тихого. Но ими не ограничивается, перетекает и через горы, и воды, и пустыни. Не без зловония Богу мерзостями «наговаривающих ложь и сеющих раздор между братьями» (Пр.6:19), но всегда с неизменным, ничем не затмеваемым и до краев земли благоуханием и миром святых, в устах и жизнях «не повреждающих слова Божия… но проповедующих искренно, как от Бога, пред Богом, во Христе» (2Кор.2:17).

Так сразу вслед Андрею Первозванному задолго до Крещения святого Владимира христианская вера проповедовалась и утверждалась во многих уделах нашего Отечества. В Крыму, древней Тавриде, находившейся тогда под властью римских императоров, сами гонители Церкви помимо своей воли, как враги христианства, но находясь во всемогущей руке Творца и Промыслителя мира, способствовали просвещению его обитателей, ссылая туда государственных преступников, которыми до Миланского эдикта 313 г. считались и исповедники Христа. В Инкерманских каменоломнях в ссылке был святой Климент, епископ Римский (†101, память 25 ноября), проповедав там Истину и там приняв мученическую блаженную кончину. В начале IV века в Херсонесе (нынешний Севастополь) была учреждена епископская кафедра Православной Церкви, при этом Господь неизменно являл Его Истину, великую и чудную силу Божию [iii].

Святые священномученики Василий, Ефрем, Евгений, Елпидий, Агафодор, Еферий и Капитон несли благовестие Христово в земле Северного Причерноморья от Дуная до Днепра, включая Крым, засвидетельствовали свое апостольство мученической смертью в IV веке в Херсонесе Таврическом. Святые Епиктет и Астион подвизались у устья реки Дунай в конце III века среди славян-язычников, проводили жизнь в подвигах поста и молитвы. Страдавшие различными болезнями и одержимые злыми духами получали исцеления по их молитвам, язычники обращались ко Христу. Святители Ветран и Феотим в конце IV века были епископами Малой Скифии, простиравшейся от устья Дуная к Фракии, верно придерживались учения Никейских отцов, распространяли и хранили веру Православную [iv].

Во времена Патриарха Фотия в 863 г. Господь явил свою силу и жителям Царьграда, и напавшим на него славянским дружинам Аскольда и Дира, по молитвам Богородице перед её иконой Влахернской и по Её заступлению разметав флотилию безбожных руссов, как и святой Ризой Богоматери усмирив их в 860 г. В 861 г. на Руси была миссия с участием святых Кирилла и Мефодия, даровавших книги и наставление в Истине. Посланный Патриархом Фотием на Русь с проповедью Слова Божия епископ Михаил сотворил по требованию язычников чудо, положенное им в огонь Святое Евангелие не сгорело. Многие из них в то время уверовали во Христа и Бога и приняли с князем Аскольдом Святое Крещение. Тогда Русская митрополия была внесена в списки епархий Константинопольской Патриархии [v].

Богомудрая бабка святого равноапостольного Владимира святая равноапостольная Ольга (в Крещении Елена) вошла в историю, как великая созидательница государственной жизни и культуры Киевской Руси. Она, также как её некоторые княжеские предки и потомки, ко Христу пришла из язычества, в Константинополе получила Крещение и еще более утвердила на Руси Православие. В то время Русь, укрепляясь, во-первых, во Христе и Боге, стала одной из могучих держав наравне с Византийской империей, на востоке Европы, и королевством Саксов, на западе. «Предтекущей христианской земли, как звезда пред солнцем и заря перед светом», - назвал её Нестор Летописец» [vi].

Достойным внуком святой равноапостольной Ольги, был сын Святослава († 972)  Владимир. «Мать его, Малуша († 1001) – дочь Малка Любечанина, которого историки отождествляют с Малом, князем Древлянским. Приводя к покорности восставших древлян и овладев их городами, княгиня Ольга повелела казнить князя Мала, за которого пытались ее сватать после убийства Игоря, а детей его, Добрыню и Малушу, взяла с собой. Добрыня вырос храбрым умелым воином, обладал государственным умом, был впоследствии хорошим помощником своему племяннику Владимиру в делах военного и государственного управления.

«Вещая дева» Малуша стала христианкой (вместе с великой княгиней Ольгой в Царьграде), но сохранила в себе таинственный сумрак языческих древлянских лесов. Тем и полюбилась она суровому воину Святославу, который, против воли матери, сделал ее своей женой. Разгневанная Ольга, считая невозможным брак своей «ключницы», пленницы, рабыни с сыном Святославом, наследником великого Киевского княжения, отправила Малушу на свою родину в весь неподалеку от Выбут. Там и родился, около 960 года, мальчик, названный русским языческим именем Володимир – владеющий миром, владеющий особым даром мира.

В 970 году Святослав, отправляясь в поход, из которого ему не суждено уже было вернуться, поделил Русскую Землю меж тремя сыновьями. В Киеве княжил Ярополк, в Овруче, центре Древлянской земли, Олег, в Новгороде – Владимир. Первые годы княжения мы видим Владимира яростным язычником. Он возглавляет поход, в котором ему сочувствует вся языческая Русь, против Ярополка-христианина, или, во всяком случае, по свидетельству летописи, «давшего великую волю христианам», и вступает 11 июня 978 года в Киев, став «единодержцем» Киевского государства, «покорив окрестные страны, одни – миром, а непокорных – мечем».

Молодой Владимир предавался бурной чувственной жизни, хотя далеко не был таким сластолюбцем, каким его иногда изображают. Он «пас свою землю правдою, мужеством и разумом», как добрый и рачительный хозяин, при необходимости расширял и оборонял ее пределы силой оружия, а возвращаясь из похода, устраивал для дружины и для всего Киева щедрые и веселые пиры.

Но Господь готовил ему иное поприще. Где умножается грех, там, – по слову Апостола, – преизобилует благодать. «И прииде на него посещение Вышнего, призре на него Всемилостиве око Благого Бога, и воссияла мысль в сердце его, да разумеет суету идольского прельщения, да взыщет Единого Бога, сотворившего все видимое и невидимое». Дело принятия Крещения облегчалось для него внешними обстоятельствами. Византийскую империю сотрясали удары мятежных полководцев Варды Склира и Варды Фоки, каждый из которых уже примеривал царскую корону. В трудных условиях императоры, братья-соправители Василий Болгаробойца и Константин, обратились за помощью к Владимиру.

События развивались быстро. В августе 987 года Варда Фока провозгласил себя императором и двинулся на Константинополь, осенью того же года послы императора Василия были в Киеве. «И истощились богатства его (Василия), и побудила его нужда вступить в переписку с царем Руссов. Они были его врагами, но он просил у них помощи, – пишет о событиях 980-х годов один из арабских хронистов. – И царь Руссов согласился на это, и просил свойства с ним».

В награду за военную помощь Владимир просил руки сестры императоров Анны, что было для византийцев неслыханной дерзостью. Принцессы крови никогда не выходили замуж за «варварских» государей, даже христиан. В свое время руки той же Анны домогался для своего сына император Оттон Великий, и ему было отказано, но сейчас Константинополь вынужден был согласиться.

Был заключен договор, согласно которому Владимир должен был послать в помощь императорам шесть тысяч варягов, принять святое Крещение и при этом условии получить руку царевны Анны. Так в борьбе человеческих устремлений воля Божия определила вхождение Руси в благодатное лоно Церкви Вселенской. Великий князь Владимир принимает Крещение и направляет в Византию военную подмогу. С помощью русских мятеж был разгромлен, а Варда Фока убит. Но греки, обрадованные неожиданным избавлением, не торопятся выполнить свою часть уговора.

Возмущенный греческим лукавством, князь Владимир «вборзе собра вся своя» и двинул «на Корсунь, град греческий», древний Херсонес. Пал «неприступный» оплот византийского господства на Черном море, один из жизненно важных узлов экономических и торговых связей империи. Удар был настолько чувствителен, что эхо его отозвалось по всем Византийским пределам.

Решающий довод снова был за Владимиром. Его послы, воевода Олег и Ждьберн, прибыли вскоре в Царьград за царевной. Восемь дней ушло на сборы Анны, которую братья утешали, подчеркивая значительность предстоящего ей подвига: способствовать просвещению Русского государства и земли их, сделать их навсегда друзьями Ромейской державы. В Тавриде ее ждет святой Владимир, к титулам которого прибавился новый, еще более блестящий – цесарь (царь, император). Надменным владыкам Константинополя пришлось уступить и в этом – поделиться с зятем цесарскими (императорскими) инсигниями. В некоторых греческих источниках святой Владимир именуется с того времени «могущественным басилевсом», он чеканит монеты по византийским образцам и изображается на них со знаками императорской власти: в царской одежде, на голове – императорская корона, в правой руке – скипетр с крестом.

С царевной прибыл посвященный святым Патриархом Николаем II Хризовергом на Русскую кафедру митрополит Михаил со свитой, клиром, многими святыми мощами и другими святынями» [vii]. «Когда (принцесса Анна) прибыла в Корсунь, вышли корсунцы навстречу ей с поклоном, и ввели ее в город, и отвели ее в палату. По божественному промыслу разболелись в то время у Владимира глаза, и не видел ничего, и скорбел сильно и не знал, что сделать. И послала к нему царица сказать: «Если хочешь избавиться от болезни этой, то крестись поскорей; если же не крестишься, то не сможешь избавиться от недуга этого». Услышав это, Владимир сказал: «Если же так и будет, то поистине велик Бог христианский». И повелел крестить себя. Епископ же корсунский с царицыными попами, огласив, крестил Владимира. И когда возложил руку на него, тот тотчас же прозрел. Владимир же, увидев свое внезапное исцеление, прославил Бога: «Теперь познал я истинного Бога». Многие из дружинников, увидев это, крестились. Крестился же он в церкви святой Софии, а стоит церковь та в городе Корсуни посреди града, где собираются корсунцы на торг; палата же Владимира стоит с края церкви и до наших дней, а царицына палата — за алтарем. После крещения привели царицу для совершения брака» [viii].

«В древнем Херсонесе, где каждый камень помнил святого Андрея Первозванного, свершилось венчание святого равноапостольного Владимира и блаженной Анны, напомнив и подтвердив исконное единство благовестия Христова на Руси и в Византии. Корсунь, «вено царицы», был возвращен Византии. Великий князь весной 988 года отправляется с супругой через Крым, Тамань, Азовские земли, входившие в состав его обширных владений, в обратный путь к Киеву. Впереди великокняжеского поезда с частыми молебнами и несмолкающими священными песнопениями несли кресты, иконы, святые мощи. Казалось, сама Святая Вселенская Церковь двинулась в просторы Русской земли, и обновленная в купели Крещения Святая Русь открывалась навстречу Христу и Его Церкви. Наступило незабываемое и единственное в русской истории утро Крещения киевлян в водах Днепра»[ix].

«Разослал Владимир посланцев своих по всему городу (Киеву) сказать: ”Если кто не придет завтра на реку – богатый или бедный, нищий или раб – будет мне враг”. Услышав это, с радостью пошли люди, ликуя и говоря: “Если бы не было это хорошим, не приняли бы этого князь наш и бояре”. На следующий же день вышел Владимир с попами царицыными и корсунскими на Днепр, и сошлось там людей без числа. Вошли в воду и стояли там одни, погрузившись до шеи, другие по грудь, молодые же у берега по грудь, некоторые держали младенцев, а взрослые бродили, попы же, стоя, совершали молитвы. И была видна радость великая на небе и на земле по поводу стольких спасаемых душ; а дьявол говорил, стеная: “Увы мне! Прогнан я отсюда! Здесь думал я обрести себе жилище, ибо здесь не было учения апостольского, не знали здесь Бога, но радовался я служению тех, кто служил мне. И вот уже побежден я невеждой этим, а не апостолами и не мучениками; не смогу уже царствовать более в этих странах”»[x].

«Так, произволением Божиим о человеческом роде, и произошло. И совлек с себя князь наш — вместе с одеждами — ветхого человека, отложил тленное, отряс прах неверия — и вошел в святую купель. И возродился он от Духа и воды: во Христа крестившись, во Христа облекся; и вышел из купели просветленный, став сыном нетления, сыном воскресения. Имя он принял древнее, славное в роды и роды — Василий, с которым и вписан в книгу жизни в вышнем граде, нетленном Иерусалиме.

И, совершив сие, не остановился он на том в подвиге благочестия и не только тем явил вселившуюся в него любовь к Богу. Но простерся далее, повелев и всей земле <своей > креститься во имя Отца и Сына и Святого Духа, чтобы во всех градах ясно и велегласно славиться Святой Троице и всем быть христианами: малым и великим, рабам и свободным, юным и старцам, боярам и простым людям, богатым и убогим. И не было ни одного противящегося благочестивому повелению его, даже если некоторые и крестились не по доброму расположению, но из страха к повелевшему <сие>, ибо благочестие его сопряжено было с властью.

И в единовремение вся земля наша восславила Христа со Отцом и со Святым Духом. Тогда идольский мрак стал удаляться от нас — и явилась заря благоверия; тогда тьма служения бесовского исчезла — и слово евангельское осияло нашу землю. <Тогда> капища разрушались и поставлялись церкви, идолы сокрушались и являлись иконы святых, бесы убегали, крест же освящал грады»[xi].

«Трудно переоценить глубину духовного переворота, совершившегося молитвами святого равноапостольного Владимира в русском народе, во всей его жизни, во всем мировоззрении. В чистых киевских водах, как в «бане пакибытия», осуществилось таинственное преображение русской духовной стихии, духовное рождение народа, призванного Богом к невиданным еще в истории подвигам христианского служения человечеству. – «Тогда начал мрак идольский от нас отходить, и заря Православия явилась, и Солнце Евангельское землю нашу осияло». В память священного события, обновления Руси водою и Духом, установился в Русской Церкви обычай ежегодного крестного хода «на воду» 1 августа, соединившийся впоследствии с празднеством Происхождения Честных Древ Животворящего Креста Господня, общим с Греческой Церковью, и русским церковным празднеством Всемилостивому Спасу и Пресвятой Богородице (установленным святым Андреем Боголюбским в 1164 году). В этом соединении праздников нашло точное выражение русское Богословское сознание, для которого неразрывны Крещение и Крест.

Всюду по Святой Руси, от древних городов до дальних погостов, повелел святой Владимир ниспровергнуть языческие требища, иссечь истуканов, а на месте их рубить по холмам церкви, освящать престолы для Бескровной Жертвы. Храмы Божии вырастали по лицу земли, на возвышенных местах, уизлучин рек, на старинном пути «из варяг в греки» – словно путеводные знаки, светочи народной святости. Прославляя храмоздательные труды равноапостольного Владимира, автор «Слова о законе и благодати», святитель Иларион, митрополит Киевский, восклицал: «Капища разрушаются, и церкви поставляются, идолы сокрушаются и иконы святых являются, бесы убегают, Крест грады освящает». С первых веков христианства ведет начало обычай воздвигать храмы на развалинах языческих святилищ или на крови святых мучеников. Следуя этому правилу, святой Владимир построил храм святого Василия Великого на холме, где находился жертвенник Перуна, и заложил каменный храм Успения Пресвятой Богородицы (Десятинный) на месте мученической кончины святых варягов-мучеников (память 12 июля). Великолепный храм, призванный стать местом служения митрополита Киевского и всея Руси, первопрестольным храмом Русской Церкви, строился пять лет, был богато украшен настенной фресковой живописью, крестами, иконами и священными сосудами, привезенными из Корсуня. День освящения храма Пресвятой Богородицы, 12 мая (в некоторых рукописях – 11 мая), святой Владимир повелел внести в месяцесловы для ежегодного празднования. Событие было соотнесено с существовавшим уже праздником 11 мая, связывавшим новый храм двойной преемственностью. Под этим числом отмечается в святцах церковное «обновление Царьграда» – посвящение святым императором Константином новой столицы Римской империи, Константинополя, Пресвятой Богородице (в 330 году). В тот же день при святой равноапостольной Ольге освящен в Киеве храм Софии – Премудрости Божией (в 960 году). Святой равноапостольный Владимир, освятив кафедральный собор Пресвятой Богородицы, посвящал тем самым, вслед за равноапостольным Константином, стольный град Земли Русской, Киев, Владычице Небесной

Тогда же святым Владимиром была пожалована Церкви десятина, почему и храм, ставший центром общерусского сбора церковной десятины, нарекли Десятинным. Древнейший текст уставной грамоты, или церковного Устава, святого князя Владимира гласил: «Се даю церкви сей Святыя Богородицы десятину из всего своего княжения, и тако же и по всей земле Русской от всего княжья суда десятую векшу, из торгу – десятую неделю, а из домов на всяко лето – десятое всякого стада и всякого жита, чудной Матери Божией и чудному Спасу». Устав перечислял также «церковных людей», освобождавшихся от судебной власти князя и его тиунов, подлежавших суду митрополита.

Летопись сохранила молитву святого Владимира, с которой он обратился к Вседержителю при освящении Успенского Десятинного храма: «Господи Боже, призри с Небесе и виждь, и посети винограда Своего, яже насади десница Твоя. И сверши новые люди сии, им же обратил еси сердце и разум – познати Тебя, Бога Истинного. И призри на церковь Твою сию, юже создал недостойный раб Твой во имя Рождшей Тя Матери, Приснодевы Богородицы. Аще кто помолится в церкви сей, то услыши молитву его, молитв ради Пречистой Богородицы».

С Десятинной церковью и епископом Анастасом некоторые историки связывали начало русского летописания. При ней были составлены Житие святой Ольги и сказание о варягах-мучениках в их первоначальном виде, а также «Слово о том, како крестися Владимир возмя Корсунь». Там же возникла ранняя, греческая редакция Жития святых мучеников Бориса и Глеба.

Киевскую митрополичью кафедру при святом Владимире занимали последовательно митрополиты святой Михаил († 15 июня 991), митрополит Феофилакт, переведенный в Киев с кафедры Севастии Армянской (991–997), митрополит Леонтий (997–1008), митрополит Иоанн I (1008–1037). Их трудами были открыты первые епархии Русской Церкви: Новгородская (первым ее предстоятелем был святитель Иоаким Корсунянин († 1030, составитель Иоакимовской летописи), Владимиро-Волынская (открыта 11 мая 992 года), Черниговская, Переяславская, Белгородская, Ростовская. «Сице же и по всем грады и по селам воздвизахуся церкви и монастыри, и умножахуся священницы, и вера православная цветяше и сияше яко солнце». Для утверждения веры в новопросвещенном народе нужны были ученые люди и школы для их подготовки. Поэтому святой Владимир со святым митрополитом Михаилом «начаша от отцов и матерей взимати младые дети и давати в училище учитися грамоте». Такое же училище устроил святитель Иоаким Корсунянин († 1030) в Новгороде, были они и в других городах. «И бысть множество училищ книжных, и бысть от сих множество любомудрых философев»

Святой Владимир твердой рукой сдерживал на рубежах врагов, строил города, крепости. Им построена первая в русской истории «засечная черта» – линия оборонительных пунктов против кочевников. «Нача ставити Володимер грады по Десне, по Выстри, по Трубежу, по Суле, по Стугне. И населил их новгородцами, смольнянами, чудью и вятичами. И воевал с печенегами и одолевал их». Действенным оружием часто была мирная христианская проповедь среди степных язычников. В Никоновской летописи под 990 годом записано: «Того же лета приидоша из болгар к Володимеру в Киев четыре князя и просветишася Божественным Крещением». В следующем году «прииде печенегский князь Кучуг и прият греческую веру, и крестися во Отца и Сына и Святого Духа, и служаше Владимиру чистым сердцем». Под влиянием святого князя крестились и некоторые видные иноземцы, например, живший несколько лет в Киеве норвежский конунг (король) Олаф Трюггвасон († 1000), знаменитый Торвальд Путешественник, основатель монастыря святого Иоанна Предтечи на Днепре под Полоцком, и другие. В далекой Исландии поэты-скальды назвали Бога «хранителем греков и русских».

Средством христианской проповеди были и знаменитые пиры святого Владимира: по воскресеньям и большим церковным праздникам после литургии выставлялись для киевлян обильные праздничные столы, звонили колокола, славословили хоры, «калики перехожие» пели былины и духовные стихи. Например, 12 мая 996 года по поводу освящения Десятинной церкви князь «сотвори пирование светло», «раздавая имения много убогим, и нищим, и странникам, и по церквам и по монастырям. Больным же и нищим доставлял по улицам великие кады и бочки меду, и хлеб, и мясо, и рыбу, и сыр, желая, чтобы все приходили и ели, славя Бога». Пиры устраивались также в честь побед киевских богатырей, полководцев Владимировых дружин – Добрыни, Александра Поповича, Рогдая Удалого.

В 1007 году святой Владимир перенес в Десятинную церковь мощи святой равноапостольной Ольги. А четыре года спустя, в 1011 году, там же была погребена его супруга, сподвижница многих его начинаний, блаженная царица Анна. После ее кончины князь вступил в новый брак – с младшей дочерью немецкого графа Куно фон Эннингена, внучкой императора Оттона Великого.

Эпоха святого Владимира была ключевым периодом для государственного становления православной Руси. Объединение славянских земель и оформление государственных границ державы Рюриковичей происходили в напряженной духовной и политической борьбе с соседними племенами и государствами. Крещение Руси от православной Византии было важнейшим шагом ее государственного самоопределения. Главным врагом святого Владимира стал Болеслав Храбрый, в планы которого входило широкое объединение западнославянских и восточнославянских племен под эгидой католической Польши. Это соперничество восходит еще ко времени, когда Владимир был язычник: «В лето 6489 (981). Иде Володимер на ляхи и взя грады их, Перемышль, Червень и иные грады, иже есть под Русью». Последние годы Х столетия также наполнены войнами святого Владимира и Болеслава

После кратковременного затишья (первое десятилетие ХI века) «великое противостояние» вступает в новую фазу: в 1013 году в Киеве был раскрыт заговор против святого Владимира: Святополк Окаянный, женившийся на дочери Болеслава, рвался к власти. Вдохновителем заговора был духовник Болеславны, католический епископ Колобжегский Рейберн. Заговор Святополка и Рейберна был прямым покушением на историческое существование Русского государства и Русской Церкви. Святой Владимир принял решительные меры. Все трое были арестованы, и Рейберн вскоре скончался в заточении. Святой Владимир не мстил «гонящим и ненавидевшим» его. Принесший притворное покаяние Святополк был оставлен на свободе.

Новая беда назревала на Севере, в Новгороде. Ярослав, еще не столь «мудрый», каким он вошел позже в русскую историю, ставший в 1010 году держателем Новгородских земель, задумал отложиться от своего отца, великого князя Киевского, завел отдельное войско, перестал платить в Киев обычную дань и десятину. Единству Русской земли, за которое всю жизнь боролся святой Владимир, угрожала опасность. В гневе и скорби князь повелел «мосты мостить, гати гатить», готовиться к походу на Новгород. Силы его были на исходе. В приготовлениях к последнему своему, к счастью несостоявшемуся, походу креститель Руси тяжело заболел и предал дух Господу в селе Спас-Берестове 15 июля 1015 года. Он правил Русским государством тридцать семь лет (978–1015). из них двадцать восемь лет прожил во святом Крещении.

Готовясь к новой борьбе за власть и надеясь в ней на помощь поляков, Святополк, чтобы выиграть время, пытался скрыть смерть отца. Но патриотически настроенные киевские бояре тайно, ночью, вывезли тело почившего государя из Берестовского дворца, где сторожили его люди Святополка, и привезли в Киев. В Десятинной церкви гроб с мощами святого Владимира встретило киевское духовенство во главе с митрополитом Иоанном. Святые мощи были положены в мраморной раке, поставленной в Климентовском приделе Десятинного Успенского храма рядом с такой же мраморной ракой царицы Анны...

Имя и дело святого равноапостольного Владимира, которого народ назвал Красным Солнышком, связано со всей последуюшей историей Русской Церкви. «Им мы обожились и Христа, Истинную Жизнь, познали», – засвидетельствовал святитель Иларион. Подвиг его продолжили его сыновья, внуки, правнуки, владевшие Русской землей в течение почти шести столетий: от Ярослава Мудрого, сделавшего первый шаг к независимому существованию Русской Церкви – до последнего Рюриковича, царя Феодора Иоанновича, при котором (в 1589 году) Русская Православная Церковь стала пятым самостоятельным Патриархатом в диптихе Православных Автокефальных Церквей.

Празднование святому равноапостольному Владимиру было установлено святым Александром Невским после того, как 15 мая 1240 года, помощью и заступлением святого Владимира, была им одержана знаменитая Невская победа над шведскими крестоносцами.

Но церковное почитание святого князя началось на Руси значительно ранее. Митрополит Иларион, святитель Киевский († 1053), в «Слове о законе и благодати», сказанном в день памяти святого Владимира у раки его в Десятинном храме, называет его «во владыках апостолом», «подобником святого Константина», сравнивает его апостольское благовестие Русской Земле с благовестием святых апостолов» [xii].

 

Велича́емъ тѧ̀, ст҃ы́й равноапⷭ҇льный кнѧ́же влади́мӏ̈ре, и҆ чте́мъ ст҃ꙋ́ю па́мѧть твою̀, ӏ҆́дѡлы попра́вшаго, и҆ всю̀ рѡссӏ́йскꙋю зе́млю ст҃ы́мъ креще́нӏ̈емъ просвѣти́вшаго.

Велича́ем Тебя, святой равноапо́стольный кня́же Влади́мире, и чтим святу́ю па́мять твою́, и́долов попра́вшего и всю Росси́йскую зе́млю святы́м Креще́нием просвети́вшего.

   

Калашников Ю.В.

 

Опубликовано: 2015.07.28
Редакция: 2017.03.28; 07.27

Страница: http://sancti.ru/sl/intr/st-vl.htm

 

ПРАВИЛА САЙТА

ШКОЛА ПРАВА ИМЕНИ СВЯТОГО РАВНОАПОСТОЛЬНОГО ВЛАДИМИРА / ОФИЦИАЛЬНЫЙ САЙТ  © КАЛАШНИКОВ Ю.В.  2015, 2017

 



[i] Повесть временных лет. Электронные публикации Института русской литературы (Пушкинского Дома) РАН. URL: http://lib.pushkinskijdom.ru/Default.aspx?tabid=4869.

[ii] Повесть временных лет. Электронные публикации Института русской литературы (Пушкинского Дома) РАН. URL: http://lib.pushkinskijdom.ru/Default.aspx?tabid=4869.

[iii] Настольная книга священнослужителя. Месяцеслов. Т.3. Издание Московской Патриархии, Москва. 1979 г. С. 40-42.

[iv] Настольная книга священнослужителя. Месяцеслов. Т.3. Издание Московской Патриархии, Москва. 1979 г. С. 216.

[v] Настольная книга священнослужителя. Месяцеслов. Т.3. Издание Московской Патриархии, Москва. 1979 г. С. 498-501.

[vi] Настольная книга священнослужителя. Месяцеслов. Т.3. Издание Московской Патриархии, Москва. 1979 г. С. 553-563.

[vii] Настольная книга священнослужителя. Месяцеслов. Т.3. Издание Московской Патриархии, Москва. 1979 г. С. 576-578.

[viii] Повесть временных лет. Электронные публикации Института русской литературы (Пушкинского Дома) РАН. URL: http://lib.pushkinskijdom.ru/Default.aspx?tabid=4869.

[ix] Настольная книга священнослужителя. Месяцеслов. Т.3. Издание Московской Патриархии, Москва. 1979 г. С. 578-579.

[x] Повесть временных лет. Электронные публикации Института русской литературы (Пушкинского Дома) РАН. URL: http://lib.pushkinskijdom.ru/Default.aspx?tabid=4869

[xi] Слово о законе и благодати митрополита Илариона. Электронные публикации Института русской литературы (Пушкинского Дома) РАН. URL: http://lib.pushkinskijdom.ru/Default.aspx?tabid=4868.

[xii] Настольная книга священнослужителя. Месяцеслов. Т.3. Издание Московской Патриархии, Москва. 1979 г. С. 579-583.